medgyna (medgyna) wrote,
medgyna
medgyna

Cпрошу в следующий раз

9 мая бывает один раз в году. Один раз в году я заваливаюсь на весь день на кровать, смотрю телевизор и плачу. Плачу и смотрю. Я начинаю плакать задолго до начала трансляции парада на Красной площади. Я обязательно звоню бабушке в Белгород  и долго кричу в трубку о том, как я ее люблю и поздравляю. И, да, в этом году точно приедем. Точно-точно.Когда я была маленькой, я часто просила: «Ба, расскажи о войне». Откуда может знать ребенок, что о войне не расскажешь. Мы воспитывались в героико-патриотическом духе, и не могли понять, что война совсем не такая, как в кино.   Бабушка совсем не любила рассказывать. Зато давала играть медалями, орденами и орденскими планками. Бабушкины и дедушкины хранились вперемежку, их было много – блестящих, потертых – очень разных.
Моя бабушка родилась 24 июля 1921 года где-то в Сибири. Еще до войны она успела окончить медицинское училище. Ее мобилизовали на фронт в первые дни войны.  В 1941 году под Смоленском их часть попала в окружение. Бабушка, вместе с другими медсестрами, переоделась в гражданскую одежду и смогла выйти из окружения, пробиться к своим войскам.   Это-официальная версия. Подробностей нет.  Разве могла я тогда спросить, где взяли они эту одежду? Как они шли к линии фронта? Откуда они знали куда идти? Вроде бы, что-то было о том, что немцы остановили их, а потом отпустили. Но почему, черт возьми, нет ни одной детали! И самый большой пробел, прямо-таки черная дыра: как встретили их на нашей стороне?


Чаще всего бабушка рассказывала коротенькую и скупую историю, о том, как их крупный госпиталь, расположенный в 3-х этажном здании, бомбила немецкая авиация. На крыше госпиталя был нарисован огромный красный крест. Определение «некомбатантов» было сформулировано в 1907, медики работали спокойно. Эта бомбардировка была страшна тем, что ее никто не ожидал.В госпитале было более тысячи раненых, многие были тяжелыми, многие не ходили. Моя бабушка рассказывала о том, как медики помогали раненым спуститься в подвал, в бомбоубежище. Собственно, только об этом она и рассказывала, как кого-то они несли, кого-то волокли. О том, что один раненый, с высокой ампутацией обеих ног, полз вниз по лестнице. Это была очень короткая история, но я слышала свист и грохот, видела клубы дыма, запах гари и ужаса. Почему я ни разу не спросила, где находился этот госпиталь? В каком году это было? Сохранилось ли хоть что-то после бомбежки? Что они делали в подвале с тяжелоранеными без оборудования, перевязочного материала?

Моя бабушка была старшим сержантом медицинской службы. Она награждена Орденом Отечественной Войны II степени, медалями «За отвагу», «За победу над Германией», «За боевые заслуги». За каждой наградой прячется история, о которой я ничего не знаю. Может быть, какая-то из них именно за ту бомбежку…

Я знаю, что в апреле 1945 года в ходе штурма советскими войсками города Кёнигсберга, моя бабушка встретила дедушку. Тогда впервые была применена тактика, когда пехота шла в атаку, не дожидаясь завершения артподготовки, под огнем собственных орудий, «под прикрытием огневого вала». Они встретились в аду Кёнигсбергской операции и прожили вместе всю жизнь. Это – официальная версия, подробностей нет. Есть вопросы. Есть, какая-то официальная, биография моего покойного дедушки – красавца, весельчака, прекрасного семьянина, отца троих детей. Мой дед  родился 01.01.1921 года. По крайней мере, так было написано в его документах. В 1939 году он был призван в ряды Красной Армии. К началу войны летом 1941 года дед был уже старшим сержантом, заместителем командира взвода артиллерийской разведки.


Артиллерийская разведка подразумевает добывание сведений о противнике, размещении его сил. И, самое главное, корректирование огня артиллерии – то самое, страшное: «Вызываю огонь на себя!». В отличие от бабушки, дед очень любил рассказывать «про войну». Но ему всегда мешала бабушка.
- Были мы, как-то, в одном селе.., - начинал дедушка.
- Не были мы никогда в этом селе! – резко обрывала воспоминания бабушка.
Примечательно, что название села ни разу так и не было произнесено, история ни разу не была ни продолжена, ни окончена. - Шли мы как-то по вражеским тылам.., - начинал дедушка.
- Молчи уже, артиллерист! Вражеские тылы у него, - комментировала бабушка.

С горем пополам, до внуков была донесена информация о том, что однажды деду удалось взять «языка». Да не простого «языка», а самого настоящего немецкого генерала. И когда «генерала» дотащили до своих – «руки нам пожали, да по стакану водки налили, а ордена командиры себе разобрали». Бабушка только морщилась, но не возражала.Несколько лет назад я смотрела страшный-престрашный отечественный сериал «Штрафбат». В какой-то из серий был очень похожий эпизод – штрафники притащили очень важного «языка», и не удостоились даже человеческого «спасибо».

А ведь и правда, мог дед мой генерала взять, - вдруг подумалось-обожгло. А ведь и правда… Дед воевал на  Западном фронте. В 1943 г в одном из боев получил контузию и был отправлен в госпиталь. После выздоровления его, как бывалого фронтовика, направили на курсы младших лейтенантов. Прадед продолжил воевать в составе Прибалтийского фронта, был комсомольским лидером батальона, а потом и комсоргом полка. К апрелю 1945 – дед был высок, необыкновенно хорош собой, увешан орденами-медалями и чертовски привлекателен! Скорее всего, мы уже никогда не узнаем правды, но в семье шепотом говорили, что до войны дед был женат, и где-то на Украине, возможно,  в Запорожской области, у него осталась семья. Некоторое время дед носил усы, «как у Буденного», и любил кричать, что он – Запорожский казак. Дед был награжден Орденом Красной Звезды, Орденом Отечественной Войны II степени, медалями «За отвагу», «За победу над Германией», «За взятие Кёнигсберга».

Я взрослая самостоятельная женщина, у меня третий муж и красавица дочь, я наивно думаю, что что-то там знаю «про жизнь». Я не понимаю, как это могло  произойти! В огне, в крови, за считанные дни до взятия Берлина… Чем взяла красавца-артиллериста моя бабушка? Как они познакомились? Где встречались? Сколько длился их военно-полевой роман?

Моя бабушка демобилизовалась в 1946 году гвардии лейтенантом медицинской службы.  Дед демобилизовался в 1947 году, он был уже старшим лейтенантом, заместителем начальника артиллерийской бригады. Они поженились в 1946 году.  18 июля 1946 года бабушка родила двух  мальчиков-близнецов. Один из близнецов – Валерий – мой отец. Может, это был «брак по залету»? Нет,  мне казалось, что они действительно любили друг друга все эти годы. Через 6 лет после двойни, у них появилась чудная кудрявая и черноволосая девочка совершенно иудейского фенотипа. Тетка до сих пор живет с матерью, ворчит, что она уже пенсионерка, а бабка все ее воспитывает. В 60 лет уже сложновато курить тайком на балконе.Дедушка  умер в 1998 году. Почти каждую ночь после войны дед «ходил в атаку», поэтому был выселен в отдельную комнату, как только позволила жилплощадь. Это последствия контузии. Он командовал батареей, корректировал огонь, матерился – по ночам война всегда была рядом, не отпускала до самых последних дней.

А бабушка жива. В июле этого года ей исполнится 92 года. Она ходит, ковыряется в огороде на даче, плавает в пруду, моет посуду. Она не очень хорошо слышит, но я подозреваю, что то, что не надо, бабушка слышит очень хорошо, а глохнет только тогда, когда считает нужным. Но это – домыслы.


Когда в детстве меня спрашивали, кого я больше люблю – маму или папу, я совершенно честно отвечала: БАБУШКУ! Я действительно любила ее больше всех на свете. Сама мысль о том, что моя бабушка может умереть, казалась мне страшной и кощунственной. Я сотни раз загадывала – на Новый год, на первую еду, на ромашку – пусть моя бабушка живет! Моя бабушка живет. Моя бабушка радуется жизни. Радуется солнцу, траве, снегу. Моя бабушка завела себе йорка. Маленький песик добавил много света и радости в дом. С ним надо гулять, а это важно. Бабушка берет Грейчика на поводок и идет гулять. Это первая и единственная собака в их доме. Разбалованная, обожаемая, просто собака для любви и для души.

Бабушка гордится тем, что она долгожитель. Она считает себя сибирячкой, хотя почти сразу после войны осела в Белгороде и провела там большую часть жизни. Мы приехали к ней за несколько дней до 90-летнего юбилея. Бабушка посмотрела на мою дочь и сказала: «Какая же ты стала… красивая!»

Я ходила за бабушкой  «хвостиком», как в детстве. Я гладила ее по спине. Я хотела что-нибудь рассказать, но еще больше я хотела спросить. У меня так много вопросов. Почему история нашей семьи так суха? Почему  бабушка совсем не поддерживала отношений с родственниками в Сибири, почему никогда о них не рассказывала? Что произошло в апреле 45-го? Как познакомилась? Как вскружила деду голову? Я ничего не спросила. Я не смогла поговорить о любви с близким мне человеком, которому   90 лет. Хотя бабушка еще вполне сохранна, и, как знать, может и рассказала бы мне то, о чем молчала все эти годы. Значит, спрошу в следующий раз. Точно-точно.

Ты только живи, я еще не все успела узнать…
Tags: family, война, фото
Subscribe
promo medgyna may 6, 2015 19:10 6
Buy for 30 tokens
Акушерско-гинекологическая служба "АТЕ- clinic" Большинство женских проблем намного легче предупредить, чем мужественно с ними бороться. Сегодня мы предлагаем нашим пациенткам новую концепцию акушерско-гинекологической помощи. Диагностика и лечение заболеваний, несомненно, важнейшее…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments